Юрий Стасюк отвечает критикам (часть 1)

Юрий Стасюк отвечает критикам (часть 1)

От редакции: Предлагаем Вашему вниманию реакцию Юрия Стасюка на многочисленные комментарии и некоторые публикации в ответ на его интервью редактору “ХМ” Олегу Турлаку, ранее опубликованное на нашем портале.

Читать интервью Ю.Стасюка

Я бы хотел начать с выражения благодарности членам редколлегии “Христианского мегаполиса”, которые пригласили меня к диалогу и нашли время для того, чтобы опубликовать мои мысли, изложенные в интервью редактору портала. В ответ на мое интервью представителями славянского сообщества были написаны комментарии, которые навели меня на интересные размышления на заданную тему. За это я им искренне благодарен. Однако, также мне были адресованы реплики, которые лишь увеличили степень недопонимания и придали неправильную характеристику тому, что мы называем неверием.

Изначально я согласился поведать свою историю христианскому порталу для того, чтобы вызвать взаимоуважительный и интересный диалог по важным для христиан-славян темам, и не ожидал какой-либо реакции. Моим намерением было поделиться историей неверующего молодого человека, не являющегося христианином и соглашающегося с тем, что философ Дж. Шелленберг называет “непротивящимся неверием” (nonresistant nonbelief). Я хотел это сделать со смирением, без всякой помпезности, превозношения и насмешек. Таким образом, хотелось бы, чтобы христиане увидели, что такие люди, как я, не являются их непримиримыми врагами. Я сконцентрировался на описании моего личного опыта и не пытался доказать свою точку зрения, используя детальные и тщательно выверенные аргументы. Я хотел показать, что, как и все, я просто человек, который пытается осмыслить окружающую меня реальность, а не злостный богохульник, исполненный ярости по-отношению к какому-либо божеству. Как и все, я пытаюсь понять великие тайны нашей непостижимой и необъятной Вселенной.

К сожалению, мой подход вызвал у некоторых непонимание и излишний антагонизм. Я надеюсь, что мне удастся прояснить недопонимания и свести к минимуму неправильные представления, которые могут послужить препятствием для диалога между последователями позиций натурализма и супернатурализма. Мой ответ содержит три части. В первой я обращусь к общим темам, выраженным в комментариях читателей. В остальных я отвечу публицистам Виктору Манжулу и Виктору Шленкину.

ТУШЕНИЕ КОСТРА “ИНКВИЗИЦИИ”. ОПРОВЕРЖЕНИЕ ТИПИЧНЫХ ЗАБЛУЖДЕНИЙ

Я понимаю, что комментаторы моего интервью, скорее всего, не являются легкомысленными людьми и в своих словах не планировали никакого злого умысла, однако я хотел бы обозначить некоторые недопонимания для того, чтобы продолжить диалог в нужном русле.

 1. “Ты никогда не был истинно рожденным свыше христианином, а просто являлся фальшивым религиозником, которому традиция веры была передана по наследству”.

Проблема данного утверждения в том, что выразивший его человек предположил, что может заглянуть внутрь меня и прочитать мои мысли даже не встретившись со мной, что я считаю просто неприличным. Если личный, эмоциональный и экзистенциальный опыт моей веры в заместительное искупление Христа не сделало меня христианином, то тогда, скажу, что христиане повсюду должны насторожиться. Тогда миллиарды верующих повсюду находятся в опасности, потому, как оказалось, ни я, ни мои братья-пятидесятники, ни братья-баптисты, ни те, кто обратились к Богу через мою проповедь, не смогли определить, что, я не был истинно верующим. Неужели человек, который полноценно, без всякого сомнения посвящен “силе Христова избрания, оправдания и освящения через силу креста по Божьей благодати и Ему во славу”, не может считаться истинным христианином? Я не просто следовал религиозным традициям и ритуалам. Был период в моей жизни, когда я искренне верил, что рожден свыше. Если и это не убеждает моих критиков, то никакое другое свидетельство с кафедры не сможет их убедить.

Читать ответ В.Шленкина Ю.Стасюку

Хотя, если кто-то все еще настаивает на том, что я не был истинным христианином, то подобный взгляд ведет нас к следующей проблеме. Если в течение многих лет никто не понял (даже я сам), что я только назывался верующим, то тогда оценка сотериологического положения любого христианина вообще невозможна. Если я не был истинно верующим, то каким образом можно было это понять? Каковы критерии, которые отделяют истинно верующего от лицемера? Если полное доверие Христу и посвящение Евангелию не указывают на истинный статус спасенного, то что тогда служит барометром? Плоды покаяния? Я, без сомнения, их демонстрировал, творя добрые дела с любовью к Богу, любил ближних, противостоял греху и благовествовал. Или, скажете вы, статус истинно верующего относится лишь к тем, кто “претерпел до конца”? Если  рассуждать таким образом, то степени истинности веры христианина нельзя определить до дня его смерти, что делает нашу беседу, по сути, бесполезной.

2. “Ты возгордился”. “Тебя вознесли по высокой лестнице слишком быстро”. “Ты делаешь это в поисках известности”.

Я не буду настаивать на своем смирении, потому что это было бы одним из выражений гордости и бахвальства. Но скажу, что уровень уважения ко мне со стороны моих ровесников из-за того, что я отошел от веры, снизился значительно. В течение короткого промежутка времени мое положение изменилось с проповедующего тысячам людей до социального изгоя. Фактически, основная причина, почему я боялся сказать кому-либо о своих сомнениях и внутренней борьбе было то, что на сомневающихся всегда, образно говоря, ставили клеймо. Кроме того, мое решение отвергнуть веру нанесло “удар ниже пояса” моей самоуверенности. Знаете ли вы, как тяжело признаться самому себе, что вы были неправы в течение столь многих лет? Знаете ли вы, в какое состояние повергает человека осознание собственных эпистемологический ограничений? Большинство людей не проходят через подобные переживания. Они воспринимают основные убеждения и верования “с молоком матери” и никогда не подвергают их сомнению.

Я нахожу попытки людей объяснить отход кого-либо от веры аморальным или постыдным поведением неискренними. Не думаю, что подобные комментарии были даны с плохими намерениями, однако считаю, что они являются своеобразной защитной реакцией мозга в целях подавления уровня когнитивного диссонанса (столкновения конфликтующих представлений). Если можно объяснить мой опыт отхода от веры худыми намерениями, то тогда людям не нужно будет вникать в то, где же Бог и думать о том, что однажды и они могут оставить христианскую веру. Это, конечно, многих пугает и заставляет содрогнуться.

В.Манжул отвечает Ю.Стасюку

И, наконец, что касается намерений, я думаю, что это неверный путь в обсуждении подобных масштабных вопросов. В качестве аналогии, можно было бы привести атеиста, который мог бы сказать, что “единственная причина, по которой вы стали христианином, – это что вы слишком трусливы, чтобы принять реальность без воображаемой помощи “свыше””. Оскорбления не помогают понять природу истины. Я бы никогда не стал так поступать. Мне больно, когда я вижу, как подобный метод используют другие люди, независимо от того, какой точки зрения они придерживаются.

3. “Ты не понял сути христианства, но был невежественным фундаменталистом”.

(1) Во-первых, обратим внимание на то, что “Основы” (The Fundamentals), опубликованные Диксоном и Торри, выражают пять основных мыслей: (а) непогрешимость Библии, (б) буквальное толкование библейского текста, особенно отрывков, касающихся чудес, сотворенных Иисусом, а также истории сотворения мира, описанной в книге Бытие, (в) непорочное зачатие Христа, (г) телесное воскресение и пришествие Христа и (д) заместительное искупление Христа на кресте. Я осмелюсь утверждать, что почти все евангельские верующие-славяне согласятся с этими постулатами.

(2) Во-вторых, правда то, что я верил в богодухновенность Писания, а именно, что каждое слово в нем вдохновлено Богом (словесная, полная богодухновенность). Я соглашался с тем, что библейский текст был и инспирирован Богом, и не содержал ошибок. Неужели это делает меня фундаменталистом и представляет мою версию христианства комичной? В этом случае незначительное количество высокомудрствующих теологов, которое придерживается более прогрессивных точек зрения на богодухновенность Библии, должно содрогнуться, ибо оно является меньшинством, особенно в славянском христианском сообществе. Если рассуждать подобным образом, то мы придем к заключению, что большинство евангельских христиан придерживаются неправильного богословия, что касается взглядов на Писание. Это само по себе является довольно громким, но странным заключением.

(3) В-третьих, конечно, я не могу обвинять тех, кто изначально находится в состоянии невежества и, хоть я коснулся только основных элементов моего интервью, я точно не являюсь наивным, брутальным фундаменталистом, которым некоторые меня себе представили. Да, мои взгляды изначально были богословски консервативными, но на самом деле я был “умеренным евангельским христианином” (moderate evangelical), кто, так или иначе, сочувствовал теологии “частичного претеризма” (partial preterism), развитой британским ученым-богословом Н.Т.Райтом (N.T.Wright). Также, я придерживался “модели сотворения” Питера Энна (Peter Enn), что касается Писания, а также  не был против воззрений К.С.Льюиса на прогрессивное откровение (то есть, что еврейские Священные Писания являются скорее мифом, чем историческими записями).

Read Yuriy Stasyuk’s Interview in English

Ирония в том, что когда я рассказывал христианам о моих, скажем так, более прогрессивных богословских воззрениях, они говорили, что я отошел от веры, потому что был “слишком либеральным” в своих взглядах. Но когда я затрагивал свои некоторые более консервативные богословские позиции, мне отвечали: “Ты был шибко консервативным”. Когда я говорил о своих глубоких богословских исследованиях, мне говорили: “Ты представлял себе христианскую веру слишком “заумной”. В сути христианства – вера, а не интеллектуальная эквилибристика”. Когда же я сосредотачивался на своей наивной, как у ребенка, вере, мне говорили: “Недостаточно интеллектуальной составляющей!” К сожалению, тут невозможно достичь аристотелевской “золотой середины”.

4. “Почему атеисты больше всех говорят о Боге? Прекратите говорить на тему религии! Ешьте, пейте и наслаждайтесь жизнью.”

Мне непонятны подобные комментарии, потому что в них очевидно серьезное непонимание этики философского дискурса, природы человеческого любопытства. Не имеет значения, какой точки зрения на реальность вы придерживаетесь, вы всегда будете вынуждены отвергать альтернативные взгляды. Если вы, к примеру, являетесь политеистом, то каждый раз, когда вы утверждаете существование многобожия, вы этим отвергаете монотеизм. Если вы теист, то каждый раз, когда вы утверждаете существование Бога, вы отвергаете атеизм. Несправедливо требовать от других согласия с альтернативными взглядами в то время, как вы сами с ними не соглашаетесь.

Когда я еще посещал церковь, я помню, что свидетельства тех, кто обратился из атеизма и нехристианских религий в христианскую веру воспринимались, так сказать, “на ура”. Когда обращенные из ислама проводят массу времени в путешествиях по стране и рассказывают многим о том, насколько лжив ислам и насколько истинно христианство, таковых встречают бурными овациями. Христианских апологетов, которые выступают с лекциями о “глупости атеизма” и “лживости теории эволюции”, встречают как героев. Их лекции посещают тысячи людей. Книги на заданную тему становятся бестселлерами. Однако, когда кто-то обсуждает те же вопросы, но движется в противоположном направлении, он встречается с возмущением и непониманием. Его сразу же пытаются заклеймить. Мне кажется, что здесь наблюдаются элементарные двойные стандарты.

Еще одно интересное открытие, которые можно вынести из прочитанных комментариев, – это предпосылка о том, что люди оставляют религию из-за гедонизма (то есть влечения к удовольствиям жизни). Миллион раз люди спрашивали меня: “Чего ты не проводишь время в поисках плотских удовольствий вместо того, чтобы обсуждать историю и философию религии?” Факт в том, что мне не настолько интересны плотские удовольствия, насколько интересен поиск ответов на масштабные метафизические вопросы, касающиеся нашей действительности. Меня “заводит” именно это. Это по-настоящему важно для меня и будоражит мое любопытство. Некоторым людям нравятся модели ретро-автомобилей, другим – спортивные мероприятия. Почему же некоторые считают неэтичным то, что кто-то проводит свое свободное время в размышлениях над вопросами метафизики?

И, наконец, если христиане хотят переубедить меня, потому что любят и хотят, чтобы я увидел то, что, в их представлении, является истиной, то почему они считают неразумным и аморальным, когда я делаю то же самое? Я просто не вижу разницы.

Материал был изначально написан на англ. языке. Перевод с английского – редакция “ХМ”.

Фото: Ю.Стасюк.

© 2016. Все права сохранены. Ю.Стасюк и “Христианский мегаполис”.

Примечание: Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственности за личную позицию авторов статей и возможную переписку между авторами материалов и читателями.

При цитировании материалов портала “ХМ” в печатных и электронных СМИ, гипер-ссылка на издание обязательна. Для полной перепечатки текста статей необходимо письменное разрешение редколлегии. Несанкционированное размещение полного текста материалов в печатных и электронных СМИ нарушает авторское право. Разрешение на перепечатку материалов “ХМ” можно получить, написав в редакцию по адресу: christianmegapolis@gmail.com.

Юрий Стасюк

Юрий Стасюк

Блогер. Родился в Украине. Переехал в США в 7-летнем возрасте. Выпускник Thomas Edison State College. Проживает в штате Вашингтон.

More Posts - Website

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *