Юрий Стасюк: Путь от веры к атеизму. Интервью (часть 1)

Юрий Стасюк: Путь от веры к атеизму. Интервью (часть 1)

От редактора: Мы часто слышим свидетельства о том, как люди приходят от неверия к вере, из атеизма или агностицизма к Богу. Однако, в течение последних нескольких лет в некоторых славянских евангельских общинах в Северной Америке начал происходить обратный процесс. Не скажу, что он массовый, но, тем не менее, имеет место быть. Речь здесь об уходе молодежи и людей среднего возраста из церквей, так сказать, об их переходе от веры в Бога в атеизм или агностицизм. Я решил поговорить об этом с Юрием Стасюком, славянином, эмигрантом, образованным и эрудированным молодым человеком, родившимся в христианской семье, как говорится, с глубокими корнями. Я хотел, чтобы Юрий объяснил, почему так произошло, что он, когда-то посвященный христиан, сознательно решил оставить веру и церковь, и выбрать путь атеизма.

Юрий, спасибо за согласие поговорить. Хотел бы попросить Вас рассказать о себе, о том, в какой семье Вы родились и в каких обстоятельствах прошло Ваше детство? Каким образом Вы и Ваши родители оказались в Америке?

Я родился в Украине, в богобоязненной семье евангельских верующих, укорененной в славянском христианстве. Оба моих деда были служителями. Эта эстафета была впоследствии передана моему отцу и дяде, которые также являются пасторами. Пока мы жили в Украине, мой отец был евангелистом, который посещал с проповедью Евангелия много городов и сел. Он отвечал за служение евангелизации в одном из самых больших протестантских союзов Украины. Из-за многочисленных поездок ему, порой, приходилось оставлять нашу семью на долгие недели. Иногда он брал меня с собой на евангелизации местного масштаба, так что я, будучи еще ребенком, уже был вовлечен в миссионерское служение.

Когда мне исполнилось 7 лет, мы переехали в США в поисках лучшей жизни, а также для того, чтобы мой отец мог служить в местной церкви и проводить больше времени с семьей.

Помните ли Вы свое обращение к Богу? В какой общине Вы совершили покаяние и крестились? К какой деноминации принадлежала церковь? Запечатлелся ли в памяти тот день? С точки зрения того времени, что для Вас значило обращение к Богу? Было ли это просто принятие веры Ваших родителей или осознанное принятие по-настоящему нового пути?

Мой путь был достаточно бурным и беспокойным. Я провел свое детство и подростковые годы в качестве “христианина поневоле”. То есть, я хотел быть нравственным человеком лишь до такой степени, чтобы попасть на небеса, при этом не жертвуя своими мирскими привязанностями, то есть спортом, телевизором, чтением романов и видео-играми. Я принял крещение в славянской церкви пятидесятников, когда мне было 17 лет. Несмотря на то, что я искренне верил в существование Бога, истинность Библии и божественность Иисуса Христа, я не был шибко посвященным вере и продолжать жить, так сказать “одной ногой в церкви – другой – в мире”. Мне часто говорили, что когда я вырасту, то стану проповедником. Я приходил в ужас от этой мысли и не хотел иметь ничего общего с церковью и служением.

Однако, когда мне стукнуло 18 и произошли осложнения со здоровьем, связанное с тяжелым гриппозным состоянием, я приступил к более, так сказать, интенсивному личному познанию Бога. Я до сих пор помню тот момент, когда я лежал в кровати и хотел, чтобы Бог меня исцелил. Я решил открыть Библию и прочитать тексты, которые бы подкрепили меня в молитве. Когда я читал слова из книги пророка Исайи, со мной произошло что-то, что, так сказать, “пронзило” мое сердце. Я чувствовал, что Бог говорит со мной через Писания. Меня поразило то, что Бог Библии знает меня по имени и желает общаться со мной. После этого я уже забыл, что хотел исцелиться от болезни. Все, что занимало мои мысли – это познание Бога и восхваление Его.

Год спустя, я стал служителем среди молодежи (молодежным лидером), регулярно проповедовал с кафедры, вел богослужения, встречи по изучению Священного Писания и молитвенные общения.

Однако, мой путь был далек от завершения. Из-за того, что я являлся пятидесятником по вероисповеданию, я постоянно пытался достичь совершенной святости. Из-за того, что я постоянно недопрыгивал до нужной высоты, я часто задавал себе вопрос: а христианин ли я вообще? После нескольких лет подобной борьбы, я случайно наткнулся на проповеди Джона Пайпера. Его вдохновенные проповеди со временем привели меня к переоценке моей пятидесятнической доктрины. Ключевым моментом было то, когда я сидел в своей церкви и, вместо того, чтобы слушать проповедь, просто перечитывал 8 главу послания к Римлянам. Я помню, что вдруг мои руки задрожали и сердце стало биться чаще. Внезапно я понял, что все написанное имеет смысл! Я хотел подпрыгнуть со стула и прервать ход богослужения! Мне так хотелось поделиться этим откровением с остальными братьями и сестрами! В тот момент я почувствовал, что наконец понял значение креста, груза моих грехов, глубины моего падения и спасающей благодати Иисуса Христа. Я принял благую весть заместительной жертвы Христа.

Чувство от принятия этой доктрины было настолько ошеломляющим, что для меня она стала отражать суть Евангелия. Я провел годы, обучая этой доктрине других верующих, потому что считал ее фундаментальной для христианина. В тот день я всем сердцем осознал, что заслуживаю ад, но что Иисус принял решение спасти меня, искупив мои грехи. Теперь ничто не могло похитить меня из Его руки. В течение последующих месяцев я буквально сиял от счастья. Я постоянно улыбался. Мои друзья и знакомые часто видели меня в местных кафе проповедующим и разъясняющим учение о Божьей благодати всем желающим.

Через два года я перешел из славянской церкви, в которой служил молодежным пастором, в американскую общину “Марс Хилл”, старшим служителем которой являлся Марк Дрискол. Там я начал проводить встречи домашних групп, участвовать в евангелизации и служил под наблюдением старшего пастора с мыслью о том, что вскоре приму рукоположение в качестве одного из его помощников.

Сейчас Вы к церкви не принадлежите. Какой момент в перемене вашей точки зрения (от веры в Бога к неверию) Вы считаете ключевым? Что или кто на Вас повлиял коренным образом? Произошло ли это в результате осознанного поиска?

Мой отход от христианства начался с чтения книги. Многие полагают, что наверное я прочитал литературу, написанную известным атеистом Ричардом Доукинсом или, к примеру, Фридрихом Ницше, однако это не так. Именно Библия увела меня от веры. Прежде, чем я объясню это громкое заявление, хочу подготовить почву, обратившись к одному вопросу, который мне часто задают: “Может быть, ты разочаровался от того, что тебя обидели в церкви?” Ну, быть англоязычным лидером в славянской церкви иногда было нелегко. На самом деле, у меня, порой, были напряженные отношения с некоторыми более культурно консервативными лидерами-славянами из церкви, которые хотели замедлить “американизацию” молодежи. Также известно, что церковь “Марс Хилл” была центром финансового скандала, из-за которого, в конце-концов, оставил служение ее старший пастор.

Однако, мой отход от веры произошел в период между этими двумя негативными ситуациями и в наивысший, в духовном смысле, момент моего служения. Я был совершенно счастлив в церкви, был в хороших отношениях с христианами и руководителями. Я почти закончил программу подготовки пасторов. Мое рукоположение было запланировано на конец года. Я был одним из наиболее читаемых блоггеров-славян в моей общине, провел целое десятилетие, споря с эволюционистами и атеистами. И искренне верил, что выиграл все дебаты. В церкви у меня было много друзей, меня уважали. Но, более всего, я был посвящен Евангелию всем сердцем, разумом и душой. Я любил Иисуса больше, чем слова могут это выразить.

В начале 2014 года жена спросила меня, хочу ли я перечитать Библию вместе с ней. До этого мы настолько были заняты служением, написанием материалов, молитвой, проповедью, поездками на конференции, что мы подумали, что нам не помешает некоторый перерыв, чтобы напитать наши души. Я решил перечитать Библию, не понимая, что это приведет к цепочке событий, которые медленно, но уверенно приведут мою веру к банкротству. Я перечитывал Библию несколько раз и до этого, хотя я читал Ветхий завет так, как это делают многие христиане – быстро, без наглядного понимания того, о чем там говорится. Я читал Библию, так сказать, абстрактно, без того, чтобы посвящать время серьезному размышлению над некоторыми ее сложными текстами. Я владел несколькими копиями Библий, тексты которых были разукрашены фломастерами разных цветов. Я выступал с сотнями разъяснительных проповедей и даже прочитал несколько серий проповедей на книги Нового Завета. У меня была хорошая подготовка в области экзегетики и герменевтики. Я с удовольствием читал толстенные учебники по систематической теологии. Если бы кто-то и мог ко мне придраться, то уж точно не из-за недостатка познания в Библии и богословии. И все же… Когда я перечитал Библию зрелым взглядом и обратил внимание на многие мелкие детали, это изменило мою жизнь. Перемена эта была совсем не той, о которой мы обычно слышим в свидетельствах…

Я погрузился в чтение Библии, в изучение первой главы книги Бытие, с упоением читая каждое слово и надеясь получить назидание. Я искренне молился в начале каждого дня, испрашивая у Святого Духа, чтобы Он открыл мое сердце и просветил мой разум светом Писания. Читая Библию, я глубоко размышлял обо всех основных личностях, упомянутых в повествованиях, об их происхождении, борениях, страхах, желаниях и внутренних мотивах. Я обращал внимание на своего рода странные ритуалы и правила. Я начал задавать себе вопросы о вопиющих злодействах, убийствах,  и насилии, которые, кажется, совершались с одобрения Бога. Я замечал все эти детали и раньше и даже преподавал курс апологетики, в котором учил, как оправдать подобные ситуации, описанные на страницах Библии. Но в этот раз я обратил внимание на эти вызывающие вопросы события с чувством сострадания.

В конце-концов, я начал понимать, что несоответствия и противоречия между разными авторами библейских текстов не так уж и легко объяснить, как я раньше втолковывал это другим. Это меня беспокоило. Честное слово, что я сам не хотел такой развязки! Я был проповедником, который любил “Божье Слово”! Я готов был умереть за эту книгу! Какой же смысл был мне окунаться в столь запутанную и нежелательную для меня ситуацию? Я настолько любил Библию, что поступил в одну из наиболее известных евангельских семинарий, обучаясь по магистерской программе в области библеистики. Так почему же я начал видеть несоответствия, текстуальные проблемы, зверства и противоречия на страницах Писания? Я стремился к чтению текста Библии который должен был чудесным образом просветить меня в познании высшей истины, поколебать меня до самого основания и помочь мне раскаяться в грехах, прославляя Бога. Вместо этого, через месяц после того, как я начал каждодневное изучение Библии (по часу в день), я был сломлен внутренне и погряз в сомнениях. Но, несмотря на это, я все еще не оставил веру…

Я начал читать толстенную книгу, в которой, вроде бы, я должен был найти ответ на все библейские несоответствия и противоречия. Ее автор – Норман Гайцлер, бывший президент Евангельского богословского общества. Эта книга должна была стать моей последней надеждой в поисках ответов на мои вопросы. Я хотел сохранить мою веру больше, чем что-либо в жизни. Добравшись до середины книги, я закрыл ее и больше никогда не открывал. Я чувствовал себя полностью разочарованным. После того, как я обнаружил на ее страницах множество искажений, логических ошибок и явно нечестных “ответов”, я больше не мог этого выдержать. Я изо всех сил старался оставаться верующим, но я не мог принять настолько нечестные аргументы любой ценой. Почва уходила из под моих ног.

Очевидно, что я нуждался в помощи, но я настолько боялся последствий, что никому не рассказал о своих сомнениях. Таким образом начался один из самых сложных и депрессивных периодов в моей жизни. Ночью, когда моя супруга засыпала, я выбирался из постели, плакал и молился, надеясь, что мои молитвы поднимутся выше потолка. Иногда я утыкался в подушку, потому что плакал настолько горько, что боялся, что от моих всхлипываний проснется жена. Я умолял, кричал, просил настолько, что порой мои уста уже не слушались меня.

Все чего я просил – это одного знака от Иисуса – доказательства того, что Он реально существует и что я не придумал Его сам для себя в разуме. Мне нужен был всего лишь один знак, благодаря которому я раз и навсегда узнал бы, что все, во что я верил, реально. Я даже обещал Богу отдать все мое богатство, жизнь, деньги, любимые занятия. Я “торговался” с Ним, умолял Его и плакал. А в ответ – тишина… Я очень хотел верить, у меня есть это желание даже сегодня, но после того, как в ответ на мои вопросы все, что я получил, была тишина, я втайне признал, что я агностик, атеист.

В течение следующих нескольких месяцев разочарование и депрессия постепенно улетучились, но мой интерес к вышеупомянутым вопросам не исчез. Я начал изучать философию, библейскую историю, продолжал вести блог (теперь уже с критической позиции, конечно). Не знаю, могу ли я сказать, что сейчас я счастливее, чем когда я был верующим и был уверен в райском будущем, однако могу с уверенностью подтвердить, что сейчас я по-настоящему счастлив и нахожусь в состоянии спокойствия.

Насколько на Ваше решение покинуть церковное сообщество повлиял тот факт, что Вы проживаете в США? Было ли это связано с кризисом идентичности? Возможно, Вы запутались в понимании того, кто Вы – русский или американец? Возможно, Вам просто “приелась” родительская вера?

Довольно тяжело провести связь между моим статусом иммигранта в США и моим мировоззрением. Я не могу с уверенностью сказать, что это как-то повлияло на мой отход от веры. Однако, я уверен, что мое положение помогло мне критически осмыслить вопросы, касающиеся религии. Во-первых, я столкнулся с разными ответвлениями христианской традиции и наблюдал за тем, как люди из разных культур создавали для себя ритуалы, которые, как они с пеной у рта доказывали, “были взяты прямо из Библии”. На самом деле, – это больше элементы культуры, нежели библейские предписания.

Во-вторых, я читал Библию на разных языках. В прошлом я читал ее на русском языке и заучил множество текстов, как и запомнил “святое звучание” слов, из-за которого мне было трудно было понять смысл текста. Скорее всего, способность читать тексты Писания на разных языках побудила меня к более глубокому осмыслению их содержания.

И, наконец, будучи эмигрантом, я научился оценивать свою точку зрения и менять свое мнение в отношении своей идентичности и верований. Я понял, что заявления, типа: “Славяне – самые лучшие”, к которым я раньше был эмоционально привязан, не совсем правильны. Как  эмигрант, я признал, что могу совершать ошибки и что иногда мои взгляды в отношении культуры и собственной идентичности могут эволюционировать. Возможно, что именно подобное жизненное смирение частично помогло мне изменить мои взгляды.

Как отреагировали окружающие Вас люди (родители, пасторы, друзья) на Ваши сомнения в Библии и существовании Бога? Предлагали ли помощь? Имел ли место какой-то диалог? Оказывалось ли на Вас давление?

Олег, скажу Вам, что это одно из самых больших разочарований в моем искреннем поиске. Реакция людей, окружавших меня, была далека от доброжелательной. Конечно, зная кое-что из области человеческой психологии, я, в общем, понимал, почему люди реагировали именно так. Возможно, что некоторые делали это неосознанно. Они думали, что я предал тех, кого они искренне любили. Когда я начал писать некоторые критические комментарии по поводу консервативного евангельского богословия, реакция людей сводилась к трем категориям: (1) одни отвечали молчанием, (2) другие гневались, (3) третьи шли на диалог. Первых было больше всех. Людей из третьей категории – меньше всех.

Больше всего, как я упомянул выше, было “молчащих христиан”. Те, с кем у меня была связь, кто был у меня “в контактах”, просто начали меня игнорировать. Иные просто заблокировали мой профиль в социальных сетях и больше не отвечали на телефонные звонки, СМС и электронные сообщения. Я написал некоторым из моих самых близких друзей, которые вдруг “исчезли” из моей жизни, и спросил их, может я их чем-то обидел? Ответ я получил только от одного из них. Он написал, что не хочет больше общаться, так как я неверующий. Большинство, людей, однако, предпочло не объясняться. Они просто отдалились. Когда я пересекаюсь с ними то тут, то там и пытаюсь заговорить, они из вежливости бросают в мою сторону пару слов и потом быстро исчезают. Меня больше не приглашают на чашку чая и разговор по-душам.

Некоторые, конечно, реагировали гневно. От таких людей я получил множество звонков, электронных сообщений и СМС, осуждающих меня. Некоторые пытались это делать вроде бы как доброжелатели, увещевая, предупреждая меня, но большая часть прямо заявляла, что я заслуживаю ада. Иные об адском пламени не упоминали, однако искали разные причины, почему я оставил христианскую веру. Меня обвиняли во всех мыслимых и немыслимых грехах: что я живу в тайном грехе, что являюсь порочным человеком, ведущим плотской образ жизни. Я был обвинен в ненависти по отношению к Богу и христианам. Мне говорили, что “атеисты промыли мне мозги” и даже обвинили в том, что я поддерживал преследования христиан-славян в Советском Союзе. Не знали обвиняющие о том, что я являюсь пацифистом.

Три раза мне угрожали физической расправой. Одна из угроз исходила от служителя в крупной славянской церкви. Он грозился “начистить мне физиономию”, когда встретит в следующий раз. Несмотря на то, что со времени моего ухода из церкви прошло уже больше двух лет, до сегодняшнего дня я получаю злостные сообщения от бывших знакомых, которые обвиняют меня в служении дьяволу, говорят о том, что мое сердце преисполнено зла, что я слишком недалекий, чтобы верно понимать Библию, что намеренно пытаюсь обмануть христиан, чтобы оправдать свою собственную греховность. Также, время от времени, я слышу, что нет-нет, да и изобразят меня в проповедях в неприглядном виде. Хорошо, что тех, кто реагирует подобным образом, меньшинство.

И, наконец, есть небольшая группа людей, христиан, отношения с которыми я ценю по сегодняшний день. Они остались моими верными друзьями, несмотря на мой отход от веры. Они продолжают пить со мной кофе и по-доброму дискутируют со мной насчет вопросов, касающихся веры. Да, они сожалеют, что я отошел от веры, но, вместо того, чтобы манипулировать мной, пугать или стыдить, они остались моей семьей, моими друзьями. Годы спустя, я сохраняю близкие отношения с этими людьми. Те, кто стал более прогрессивен в понимании христианства, остаются моими самыми дорогими друзьями. Единственное, что плохо – это, что их так мало.

ЧИТАТЬ ЧАСТЬ 2

Фото: Ю.Стасюк.

Никакая часть этого материала не может быть опубликована в какой-либо форме без письменного разрешения Юрия Стасюка и редакции “Христианского мегаполиса”.

Примечание: Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственности за личную позицию авторов статей и возможную переписку между авторами материалов и читателями.

Юрий Стасюк

Юрий Стасюк

Блогер. Родился в Украине. Переехал в США в 7-летнем возрасте. Выпускник Thomas Edison State College. Проживает в штате Вашингтон.

More Posts - Website

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *