Профессия как служение или профессия как вспоможение для служения? О сборнике статей “Миссия в профессии”

Профессия как служение или профессия как вспоможение для служения? О сборнике статей “Миссия в профессии”

Читать другие материалы А.Денисенко

«Нам нужны христиане в образовании, бизнесе, медицине, праве, науке и технологиях», – читаем мы на сайте движения «Миссия в профессии». Эта довольно-таки молодая инициатива, которая уже вышла за рамки ассоциации «Духовное возрождение», является попыткой найти золотую середину между уходом молодого человека с головой в церковное служение и полным игнорированием какого-либо служения в церкви этим же молодым человеком. С одной стороны, кто-то полностью оставляет все мирское и становится служителем церкви (пастором, лидером прославления, миссионером), так что на «мирскую» профессию у него нет времени; с другой стороны, кого-то всецело поглощает его светская работа, так что на служение Богу у него остается только воскресное утро.

Если в начале 1990-х основным посылом к прихожанам церкви был призыв: «оставь все и занимайся служением», а пасторское служение (ну или пускай пятигранное служение) было идеалом к которому стремились все члены церкви, то сегодня мы становимся свидетелями ситуации, в которой труд таксиста «в глазах Бога», по сути, приравнивается к служению епископа. Итак, мы видим, что риторика евангельского сообщества 1990-х – «бросай все и следуй за Иисусом» – постепенно меняется, находя подкрепление в Библии, на: «служи Иисусу на том месте на котором ты находишься».

Сборник статей «Миссия в профессии» является инициативой, призывающей увидеть в светской работе дар Божий. Нельзя не согласиться с тем, о чем пишет д-р Михаил Черенков, когда рассматривает конфликты недопонимания между миссией в профессии и миссией в церкви, указывая на сложившееся за долгие годы в евангельских кругах противостояние «мирской» работы и духовного служения (стр.92-93). Стоит согласиться, что ударение на то, что нет деления на священную и светскую работу (стр.133) – это, довольно таки, недавнее явление на постсоветском пространстве.

Читать статьи М.Черенкова

Историк-религиовед Олена Панич напоминает о советском подходе обособления церкви «от мира» и утверждения приоритета церковного служения над работой (стр.178). Кому из членов церкви не известны, приводимые в ее статье слова: «если работа мешает служению, то работу надо оставить», «в церкви мы служим Богу, а на работе зарабатываем деньги» (стр.178). “Как правило, – замечает автор, – пасторам и лидерам церквей, наверное, следует выработать разумную позицию относительно работающих христиан, чтобы не вселять в них чувство вины из-за того, что они не успевают активно приобщаться к церковному служению” (стр.189).

Координатор инициативы «Миссия в профессии» Денис Гореньков приводит всем нам знакомый пример, описывая ситуацию со своим другом, который, работая на светской работе, часто слышит на церковном собрании вопрос: «На работе ты зарабатываешь. Как ты собираешься служить в церкви?»

Читать материалы Д.Горенькова

Думаю, что история советских и постсоветских евангельских церквей полна невысказанных свидетельств о том, что постоянное ударение на пасторское служение, труд левита или миссионерскую деятельность, всегда приводило к уничижению таких профессий, как охранник, дворник, водитель маршрутки и т.д. Кто из тех, кто работал на светской работе, не испытывал комплекса несовершенства и не мечтал о том, чтобы использовать для служения Богу все свое время – будь-то в поместной церкви или в миссии? Разве мы (по-доброму) не завидовали тем, кто делился свидетельством о своей миссионерской работе где-то в африканской глубинке или о том, как он оставил мирскую работу и «посвятил все свое время служению людям и Богу», занявшись пасторским служением? Разве не слышали мы призыва из-за кафедр о том, что надо больше времени проводить в церкви и заниматься уличной евангелизацией? Это как раз то, о чем пишет Эндрю Рист в своей статье «Баланс между церковным и светским» (стр.113-123), когда вспоминает сомнения относительно правильности занимаемой позиции во время работы в бухгалтерской сфере.

Кроме похвалы, которую, несомненно, заслуживает сборник на подобную тему, стоит написать и несколько слов критики, как в адрес прочитанного, так и в адрес самой инициативы «Миссия в профессии». Прежде всего, как мне кажется, о теме миссии в светской профессии сегодня говорят те, кто не работают на светской работе, а трудятся в церкви или в пара-церковных организациях. Иными словами, о важности «мирской» профессии (труде доярки и сталевара) мы слышим от тех, кто занимается служением, которое, если быть до конца честным, в евангельских кругах на постсоветском пространстве не является какой-то конкретной профессией, а скорее призванием от Бога. Скажем так, основная инициатива говорить о строительстве домов, службе в армии или занятии шитьем, как труде, посредством которого я прославляю Бога и служу ближнему так же, как прославляет Бога, лидер прославления и служит Богу изгоняющий злых духов из человека священник экзорцист, почему-то сегодня исходит не от тех, кто занимается «мирскими» видами деятельности по восемь часов в день, а от тех, кто по большей части узнает о тонкостях, трудностях и вызовах подобных профессий из книг или интервью.

Возможно я не прав, но попытаюсь предположить, что одна из причин такой интенсивной поддержки (кроме отсылки к работе Макса Вебера и тезисам Мартина Лютера), которую сейчас набирает «Миссия в профессии» в церковной среде, заключается в том вызове, с которым сталкивается сегодня церковное руководство. Вызов состоит в уменьшении притока неверующих в церковь и увеличении оттока членов церкви из одних поместных общин в другие. Это заставляет руководителей христианских общин пересмотреть учение о приоритетности («в глазах Бога») религиозных профессий над профессиями мирскими. Уж очень долго в собраниях навязывалась идея о первостепенности служения и о второстепенном значении светской работы. Это, в свою очередь, не могло не вызвать отторжение от подобного учения у представителей светских профессий.

Еще одной причиной может быть и уменьшение потока пожертвований из стран Запада, которые раньше так обильно вливались в казну отечественных церквей и миссионерских организаций. Мое мнение, пускай и субъективное, заключается в том, что, желая связать капитал, заработанный верующими на светской работе, с повседневными церковными нуждами, евангельские верующие постсоветского пространства начинают пересматривать свое отношение к труду.

Обобщая написанное выше, можно сделать вывод, что инициатива «Миссия в профессии» как бы подводит нас к такому выводу: путь Петра и Андрея, оставивших свои рыбацкие сети и последовавших за Иисусом, отход от (предполагаемых) политических воззрений Симона (прозванного Зилотом) и кардинальная перемена деятельности, как это было у мытаря Матфея, уже не являются единственным примером обращения в христианство. Сегодня основной посыл состоит в том, что не стоит отходить от своего рода деятельности, но можно продолжать плавать на рыбацком судне, не бросать работу в налоговой службе, занимайся крайне правой политикой и рассматривать это все не только как служение людям, но и как служение Богу. Иными словами, римлянин, который носит меч, совершает такое же служение во славу Бога, как и апостол Павел, кому меч этого самого римлянина отсекает голову за проповедь Евангелия.

Мне кажется, что между этими двумя крайностями (светская работа – это не служение Богу и светская работа – это служение Богу) лежит средний путь Савла из Тарса. Из моего изучения Библии я делаю вывод, что он, будучи, наверное, самым продуктивным апостолом Христа, не говорил о профессии, как о призвании, а сопутствовал своему призванию посредством своей профессии. Наверное он бы удивился, если бы мы сегодня взяли его слова (Рим.13 гл.) о том, что “начальник есть Божий слуга и он не напрасно носит меч” (а иногда и убивает этим самым мечом непокорных закону) и связали это с «миссией в профессии». Апостол Павел посвятил свою жизнь проповеди Евангелия, параллельно занимаясь (как сегодня сказали бы) «бизнесом».

В 18 главе Деяний апостолов (ст.1-4) мы читаем о том, что апостол Павел, кроме общения с иудеями, занимался еще и ремеслом – пошивом палаток. Для того чтобы выжить в Римской империи первого столетия н.э. надо было иметь какое-то ремесло. Иисус, например, был плотником/каменщиком, хотя и оставил это занятие, чтобы проповедовать Евангелие Царствия. В случае с апостолом Павлом, мы читаем о том, что он, покинув Афины, пришел в Коринф (большой портовый город), где поселился у Акилы и Прискиллы. По той причине, что их род деятельности совпадал, они вместе занимались деланием палаток, а в субботу апостол ходил в синагогу, где спорил с иудеями и эллинами на религиозные темы.

Здесь, я думаю, важно понять, что для апостола Павла шитье палаток не было той профессией, внутри которой он совершал миссию. Этот род деятельности для него был средством достижения более высокой цели. И, хотя он мог справедливо жить на пожертвования от церквей, он все же трудился, чтобы не быть обузой для верующих, а в свободное время (за пределами этой профессии) обращал, как евреев, так и язычников, в христианство. Получал ли Павел так называемое эстетическое наслаждение от своей работы? Думаю, что нет. Главное, он знал, что монотонный и сложный физический труд позволяет ему не обременять церковь. Возможно, Павел даже отчасти переживал состояние «отчуждения», о котором в XIX столетии так подробно будет писать К.Маркс. Это отчуждение апостол выбрал добровольно, так как думал не о своем благе, а о том, чтобы не быть в тягость тем, кому он проповедует и кого опекает. Итак, как верно заметил один из авторов рассматриваемого нами сборника, труд христианина – это средство достижения дела Христова (стр.145).

В заключение скажу, что я не пожалел, что ознакомился со сборником «Миссия в профессии». Лично мне очень понравилась статья представителя Киевской богословской семинарии Виталия Маряша «Неужели Кохелет во трудоголиках?», где автор размышляет о книге Экклесиаста и о смысле труда. От себя добавлю, что когда речь идет о таких неоднозначных темах, то ожидается, что фразы типа: «всякий труд, совершенный в вере и служении Господу, приносит славу Богу» (стр.115) будут более развернуто истолкованы и отрефлексированы. Если постсоветское церковное общество идет на то, чтобы согласиться с тем, что труд доярки в действительности так же важен, как и труд священника, то стоит приложить немало усилий и объяснить и пасторам, и прихожанам, как понимать уравнивание духовного и светского. А это уже другой уровень проблемы, затрагивающий вопрос освящения Богом не только «мирской» профессии, но и всего «мирского» (светского) пространства, как такового.

Материал опубликован с разрешения автора.

© 2016. Все права сохранены. А.Денисенко и “Христианский мегаполис”.

Фото: Pixabay

Примечание: Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственности за личную позицию авторов статей, точность и достоверность использованных авторами источников и переписку между авторами материалов и читателями.

При цитировании материалов портала “ХМ” в печатных и электронных СМИ гипер-ссылка на издание обязательна. Для полной перепечатки текста статей необходимо письменное разрешение редколлегии. Несанкционированное размещение полного текста материалов в печатных и электронных СМИ нарушает авторское право. Разрешение на перепечатку материалов “ХМ” можно получить, написав в редакцию по адресу: christianmegapolis@gmail.com.

Анатолий Денисенко

Анатолий Денисенко

Магистр теологии (Евангельский факультет - Осиек, Хорватия). Магистр философии (Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко).

More Posts - Website