“Но учить жене не позволяю”. С любовью, Павел

“Но учить жене не позволяю”. С любовью, Павел

Можно без конца удивляться по поводу места “пасторских посланий” в каноне Нового Завета. Как гармонизировать откровенный шовинизм автора с так называемым либерализмом Павла, который допускает и даже настаивает на растущей роли женщин в жизни нового общества? «Женщины Павла» являются апостолами (Рим.16:7), дьяконами-патронами (Рим.16:1-2), владелицами домов (Кол.4:15), предпринимательницами (Деян.16:14), пророчицами (1 Кор.11:5) и проч. И вдруг, как гром среди ясного неба, появляются “пасторские послания”.

Сделаю отступление. В научных кругах, т.е. среди библеистов, давно сформирован консенсус, что “пасторские послания” (вместе с посланиями к Ефесянам, Колоссянам и 2 Фессалоникийцам) стоят как бы поодаль от остальных писем апостола Павла. Если консервативные исследователи и настаивают на том, что блок “пасторских посланий” является аутентичным, даже они признают, что эти письма написаны несколько позже. Однако есть исследователи, которые указывают на откровенные разрывы во швах в основном корпусе посланий апостола Павла. Язык, стиль, отношение к женщинам, исчезновение полемики с иудействующими, появление качественно новых концептов, смена тематики, которая характерна для Павла (идея оправдания), – вот что кратко характеризует автора этих писем. Павел “пасторских посланий” морализаторствует, перегружает свою речь плеоназмами, на дух не переносит богословскую полемику, бесконечно обсуждает домострой и прославляет тихую мещанскую жизнь. Свой гнев он направляет на существующее моральное разложение и прото-гностические воззрения. Это касается и внешней аттестации посланий: они появляются поздно и всегда циркулируют по христианским общинам втроем, словно взявшись за руки как лучшие подруги.

Представляется очевидным, что библеисты, которые изучают наследие апостола Павла, должны так или иначе сформулировать свое отношение к его трудам. Если это «наш Павел», то почему он меняет тематику? Почему он ополчается на женщин? Здесь такие богословы начинают несколько оправдывать автора. В таком случае в дискуссию вводятся факторы, которые для самой дискуссии являются посторонними. Мол, женщины в “пасторских посланиях”  – особые женщины. Это особый род, их по-другому выводили, кормили и выращивали. Вот и приходится по ним, как говорится, по-особому пройтись, не жалея слов.

Если же это «не наш Павел» (т.е. кто-то другой, вероятно, его ученик), как быть с понятием канона? Почему эти письма оказались в Новом Завете, и как нам с ними дальше быть? Ведь и монархии нет, и с рабством мы давно разобрались.

Вот что можно сказать по этому поводу: “пасторские послания” написаны не столько для церкви, сколько для мира. Подчеркну: для патриархального, рабовладельческого, имперского мира. Мира римлян. Мира античного. Именно в этом мире процветало рабство. Именно в нем главенствовали мужчины. Именно там женщины не имели никакого шанса на малейшее образование. Они не то, чтобы не могли учить своих мужей. Они даже не знали грамоту. Именно там, в этом римском мире, господствовали жесткие домашние структуры, где каждый член знал свое место. Среди этой греко-римской общественной элиты, да и среди простых зевак больших и малых полисов, появляется серьезное подозрение, что христиане со своим религиозным либерализмом ниспровергают все нравственные устои. Одним из таких устоев считалось полное подчинение женщин мужчинам.

И вот, автор пишет: «Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; А учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии» (1Тим.2:11-12).

Тут-то всем приходится выкручиваться. Особенно тем, кто отстаивает свою приверженность именно «библейским ценностям». Таким же образом выкручивались и южные американские штаты, когда в гражданской войне с Севером они защищали институт рабовладения. Но одно дело – рабство. Другое дело – женщины. И ведь не все так просто. Ведь женщины, как назло, учат. И учат они не только в обычных, но и в воскресных школах. Но раз так, почешут голову братья, то ведь не учат «догматически». Не учат «с кафедры». И если учат, то явно не так, как имеет в виду брат Павел.

Тогда как? Ведь в ранних христианских общинах не было кафедры. Не было зала. Не было «собрания» в том смысле, в каком оно нами понимается сегодня.

Поверьте, женщина в античности, собственно, и не могла учить. У нее просто не было такой возможности! Женщины, за малым исключением, не знали грамоту, не могли писать и читать. Если бы римский мужчина пришел домой с форума, то его жена не могла встретить его со словами: «Как же ты ярко и точно выразил свою мысль! Сенаторы, о Гай, теперь убеждены в тонкости твоего ума, покорены глубиной твоей мысли и восхищены выразительностью твоего посыла!»

Мда…

Поверьте, женщина в античности просто не смогла бы даже понять, о чем говорил ее муж. Она бы не имела об этом никакого представления. Никакой квалификации! К тому же, ее мужу было бы просто неинтересно, что она думает о его речи на форуме. То, что его могло бы на самом деле заинтересовать, так это мнение других мужчин и особенно – мужчин постарше.

Проблематика пасторских посланий заключается в том, что эмансипация, которую предлагал ранний Павел (см. Гал.3:28), была воспринята обществом с испуганными глазами (см. статью об учительстве женщин). “Пасторские послания” ссылаются и метят, кроме всего прочего, в другую радикальную тенденцию в ранней церкви (Деяния Павла и Феклы), когда женщины довели рассуждения Павла о своей свободе до радикализма: они стали одеваться в мужские одежды, крестить (миссионерствовать) и отказываться от своих социальных ролей. Отсюда ригоризм автора: женщины спасаются через чадородие (2Тим.2:15). Ведь рождение младенцев (особенно мужского пола) – это рост племени. Это будущее полиса. Идти против естества означает остановить продолжение рода. Античный мир еще не был готов к такому!

Автор “пасторских посланий” берется за перо и доказывает: нет, наши женщины подчиняются мужьям. Заметьте, как часто он подкрепляет свой аргумент: дабы это не повредило нашей репутации (1Тим.3:7; 5:14; 2Тим.2:15, 24-25; Тит.2:5,8; 3:1). Это касается не только женщин. Но и рабы слушаются своих господ. В этом смысле рабовладельцы еще не готовы были стать «филимонами», чтобы отпускать на свободу потенциальных «онисимов».

Так чему же учат тогда “пасторские послания”? Тому, что церковь внимательно всматривалась в этические настройки окружающего общества (тут необходимо отличать местную и уличную этику от важных богословских смыслов и духовных ценностей). Христианская община подстраивалась и даже шла на этический компромисс, когда этого требовал Sitz im Leben, т.е. некий дух времени. С какой целью она это делала? Это хороший вопрос. В этом заключается весь паулинизм: чтобы охватить как можно больше людей. Автор “пасторских посланий” стал римлянином (хорошим римлянином), как Павел однажды для кого-то стал иудеем, а для кого-то и язычником, чтобы приобрести избранных (1Кор. 9:20-22. Ср. с 2 Тим.2:10).

Отсюда вопрос: всматриваемся ли мы в этические настройки окружающего общества? Видим ли мы изменения в окружающем мире? Заметили ли мы, что это уже не патриархат? Заметили ли мы, что дамы давно стали министрами и сенаторами? Да что там говорить: заметили ли мы, что на улице XXI век?

Однако церкви по существу не выработали своего отношения к “пасторским посланиям”. Вместо того, чтобы уловить мотивы социальной адаптации автора этого блока писем, церкви, наоборот, подстраивают себя под античные патриархальные настройки Империи (зафиксированные писателем пасторских посланий), которая уже давно канула в Лету. Уже нет цезаря. Дворцовые перевороты покончили сначала с одной династией, потом с другой. Потом Средневековье. Власть племенных королей. Войны. Просвещение. Реформация. Модернизм. Наконец, демократия. Каждый раз народ Божий должен был находить общий язык с обществом для коммуникации Евангелия. Но вместо этого церковь, по большому счету, предпочитала всегда говорить с обществом на архаичном и вымершем языке патриархата. Оттого и становилась такая церковь посмешищем для окружающего мира и теряла своих сторонников.

А ведь Павел пасторских посланий писал свои письма с любовью. С заботой о благосостоянии женщин. Ведь только в семье и под властью отца семейства женщины могли найти поддержку и защиту. А сегодня они в оксфордах учатся и в космосы летают.

Photo Credit: Pixabay

© 2017 “Христианский мегаполис”. Материал опубликован с согласия автора.

Примечание: Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственности за личную позицию авторов статей, точность и достоверность использованных авторами источников и переписку между авторами материалов и читателями.

При цитировании материалов портала “ХМ” в печатных и электронных СМИ гипер-ссылка на издание обязательна. Для полной перепечатки текста статей необходимо письменное разрешение редколлегии. Несанкционированное размещение полного текста материалов в печатных и электронных СМИ нарушает авторское право. Разрешение на перепечатку материалов “ХМ” можно получить, написав в редакцию по адресу: christianmegapolis@gmail.com.

Виктор Шленкин

Виктор Шленкин

Блогер, публицист. Докторант теологии (Университет Цюриха). Пастор свободной евангельской церкви (Германия).

More Posts - Website