Евгений Устинович: “Докторантура учит общаться с людьми, чье мнение отличается от моего”

Евгений Устинович: “Докторантура учит общаться с людьми, чье мнение отличается от моего”

От редакции: «Христианский мегаполис» продолжает реализовывать проект, который сочетает в себе рассмотрение двух вопросов: (1) о природе докторского образования и (2) о реальных отечественных докторах и докторантах как живых, интересных личностях. Предлагаем Вашему вниманию интервью, данное Евгением Устиновичем Ростиславу Ткаченко.

Евгений Устинович – кандидат филологических наук, докторант богословия (Ph.D. candidate), специалист в области романо-германской филологии и Нового Завета, литературный редактор коллективного труда «Славянский библейский комментарий: Евангельская перспектива», переводчик научной и научно-популярной христианской литературы. Окончил аспирантуру в Украине и сейчас обучается в докторантуре Евангелического богословского университета, г. Лювен, Бельгия. Прихожанин Пресвитерианской церкви Св. Троицы (Львов).

Евгений, Вы окончили светскую филологическую аспирантуру и продолжаете обучение на богословской докторантуре в Бельгии. Зачем, для чего Вы решили продолжить свое образование на третьем цикле обучения, причем сразу в двух разных сферах? Что Вас мотивировало и мотивирует?

Главная причина: мне интересно читать Библию и изучать все, что с ней связано. Уже пятнадцать лет я работаю переводчиком/редактором, в том числе христианской литературы. Филологическое образование в этом деле всегда полезно, богословское тоже не будет лишним. Вся европейская традиция переводов уходит корнями в толкование Библии. Неслучайно День переводчика – это день памяти св. Иеронима (и, соответственно, переведенной им Вульгаты, классической латинской Библии древности и Средних веков). Многие методы перевода, которым учат в современных университетах, были разработаны Лютером и прочими реформаторами, переводившими Библию. Некоторые из этих переводчиков были к тому же богословами, преподававшими протестантскую теологию труда: все, что делаешь, делай для Бога, во славу Божью, то есть от души и максимально качественно. В моем случае ремесло – часть призвания.

Вы хорошо знакомы и с украинской, и бельгийской системами подготовки научных кадров. В чем разница между ними? Каковы плюсы и минусы двух национальных подходов?

Бельгийская система едва ли не полностью интегрирована в европейское и глобальное образовательное пространство. Образование, полученное в Лювене, может пригодиться где угодно – от англоязычной Калифорнии до англоязычного Сингапура. Украинская система рассчитана в основном на «внутреннее потребление». Она, к сожалению, неконкурентноспособна на глобальном уровне. Причин много, и не последняя из них – языковой барьер. В Средние века международным языком науки была латынь, теперь такую же роль играет английский. При всей любви к родному языку, фламандцы пишут научные статьи на английском, потому что иначе никто бы их не читал за пределами Бельгии и Нидерландов. Насколько мне известно, «ученые записки» большинства украинских вузов на Западе никому особо не интересны. Я надеюсь, что ситуация когда-нибудь изменится, тем более, что некоторые шаги в правильном направлении уже делаются.

Комментарий редактора: Бельгийская докторантура принадлежит к континентальной традиции университетского образования, и поэтому ее требования и принципы во многом совпадают с общеевропейскими, включая интегрированность в Болонский процесс, хотя у нее есть и свои особенности. Обучение в докторантуре в Евангелического богословского университета Лювена (ETF) состоит из двух этапов. Первый – экзаменационный период, по ходу которого студент занимается предварительными исследованиями, готовит план-предложение диссертации, подтягивает «хвосты» по нужным дисциплинам и, самое главное, сдает докторский экзамен. Это занимает от одного-двух до четырех лет. Потом наступает черед второго этапа – диссертационного – написания собственного академического исследования, которое по сути является главным элементом докторантуры. Эта фаза может занимать от 3 до 6 лет при нормальной скорости прохождения программы. Завершается все вполне традиционно – публичной защитой в присутствии Докторской комиссии и вручением соответствующего диплома.

Г.Сергиенко: “Кто “докторства” желает – доброго дела желает”

Чем для Вас является докторантура в плане личного опыта? Как она влияет на Вашу жизнь, мышление, мировосприятие?

Четырехлетний сын недавно заявил: «Мой папа очень рассеянный, потому что думает о книгах, которые надо прочитать». А если серьезно, докторантура учит решение любой проблемы начинать с «обзора литературы». Оказавшись в какой-то непривычной жизненной ситуации, я теперь первым делом спрашиваю: «Кто уже сталкивался с такой проблемой до меня? Какие они предлагали решения? И, поскольку идеальные решения встречаются крайне редко, какие достоинства и недостатки есть у каждого варианта? И какой лучше всего подходит мне?». Эти навыки в жизни помогают.

 Чему посвящено Ваше диссертационное исследование? Почему Вы решили работать именно в этом направлении?

Темой моего диплома (в далекие студенческие времена) был перевод романа К.Льюиса «Пока мы лиц не обрели». Переводил его И.Кормильцев – необыкновенно талантливый человек. (В свободное от переводов время он сочинял рок-хиты девяностых: «Скованные одной цепью», «Эта музыка будет вечной» и пр.) Учась переводить, я как бы заглядывал к нему «через плечо» – смотрел, как он обращается со словами, предложениями…

В кандидатской диссертации я изучал языковые контакты между двумя германскими языками (английский – африканс). Логично было бы продолжить эту тему, но теперь на материале другой, не менее увлекательной пары языков: арамейский – греческий. Так все и вышло: теперь я изучаю адаптацию семитских заимствований в Евангелии от Иоанна. Евангелисты тоже были в каком-то смысле «переводчиками» (см. Иоан.1:38, 41,42). Теперь я «заглядываю через плечо» к Иоанну: наблюдаю, как он адаптирует арамейские слова, и как варьируется при этом его греческий стиль.

 Что обучение на докторской программе изменило в Вашей жизни, работе, служении?

За эти годы мне стало гораздо легче общаться с людьми, чье мнение отличается от моего. Докторантура учит спокойно и взвешено анализировать чужие идеи, отмечать их сильные и слабые стороны (причем именно в таком порядке), ненавязчиво предлагать свои комментарии и помнить, что я эксперт лишь в о-о-очень узкой области. Постсоветский человек часто движим иррациональным принципом: «Все, кто не соглашается со мной, – мои потенциальные враги». Этим он изрядно отягощает жизнь и себе, и окружающим. В церковных и парацерковных кругах я встречаю людей, которые очень не похожи на меня. Но я учусь видеть в них не «оппонентов», а братьев и сестер во Христе. Для этого нужно сосредоточиваться не на том, что в них «не так», а на том, что нас объединяет. Поэтому умение не спешить с выводами оказывается полезным и в повседневной христианской жизни.

 Есть ли “жизнь после докторской”? Чем Вы планируете заниматься после окончания обучения и получения по сути “окончательной” научной степени (terminal degree)?

В идеале я бы хотел заниматься переводами Библии, консультировать переводчиков. После стольких лет перевода книжек о Библии логично было бы сделать следующий шаг – начать переводить саму Библию или помогать тем, кто этим уже занимается. В планах также преподавание в богословских семинариях. Впрочем, жизнь непредсказуема, поэтому скуки я не боюсь.

Какой совет можете дать людям, которые только хотят или собираются идти на докторскую?

Я бы привел цитату из «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери. «Этот астероид был замечен в телескоп лишь один раз, в 1909 году, одним турецким астрономом… Астроном доложил тогда о своем замечательном открытии на Международном астрономическом конгрессе. Но никто ему не поверил, а все потому, что он был одет по-турецки. Уж такой народ эти взрослые!»

Для успешной интеграции в западное научное сообщество нужно не только хорошо знать сам предмет диссертации, но и понимать академическую культуру, быть одетым «не по-турецки», т. е. вести дискуссию не «по-советски», а действительно по-научному, по-взрослому. Наблюдайте за тем, как дискутируют западные коллеги, отмечайте лучшие примеры, подражайте им. Научная работа – это диалог с коллегами, оппонентами, с самим текстом, его древними авторами и с Тем, Кто их вдохновлял. Это требует серьезных затрат времени, но результат того стоит!

* * * * * * * * * * *

Фото: Е.Устинович | Facebook

© 2017 “Христианский мегаполис”. Материал опубликован с согласия автора.

Примечание: Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственности за личную позицию авторов статей, точность и достоверность использованных авторами источников и переписку между авторами материалов и читателями.

При цитировании материалов портала “ХМ” в печатных и электронных СМИ гипер-ссылка на издание обязательна. Для полной перепечатки текста статей необходимо письменное разрешение редколлегии. Несанкционированное размещение полного текста материалов в печатных и электронных СМИ нарушает авторское право. Разрешение на перепечатку материалов “ХМ” можно получить, написав в редакцию по адресу: christianmegapolis@gmail.com.

Ростислав Ткаченко

Ростислав Ткаченко

Преподаватель богословия, публицист. Докторант теологии в Евангелическом богословском университете (ETF - Бельгия).

More Posts - Website