Геннадий Сергиенко: «Кто «докторства» желает – доброго дела желает»

Геннадий Сергиенко: «Кто «докторства» желает – доброго дела желает»

От редакции: «Христианский мегаполис» запускает проект, который сочетает в себе рассмотрение двух вопросов: (1) о природе докторского образования и (2) о реальных отечественных докторах и докторантах как живых, интересных личностях. Предлагаем Вашему вниманию интервью, данное пастором Геннадием Сергиенко Ростиславу Ткаченко.

Геннадий Сергиенко – доктор богословия, специалист в области Нового Завета и библейского богословия, публицист, автор монографии “Ранняя христианская община в Филиппах. Историко-экзегетическое исследование Флп.3:18-20” (Черкассы: Коллоквиум, 2016). Окончил магистратуру (Th.M.) Далласскую богословскую семинарию и докторантуру (Ph.D.) в Фуллеровской семинарии (США). Является первым пресвитером Второй Московской церкви ЕХБ и проректором по академической части Московской богословской семинарии ЕХБ.

Геннадий Андреевич, Вы закончили докторскую программу в сфере новозаветных исследований. Почему и для чего Вы решили продолжать свое образование на третьем цикле обучения? И почему именно в Фуллеровской семинарии?

По светскому образованию я инженер-механик. Окончил в 1985 году Московский инженерно-строительный институт. Практически с того же года руководство Союза ЕХБ (ВСЕХБ) стало привлекать меня к преподавательской работе на Заочных библейских курсах. Это были мои «первые университеты». Мне представилась благодатная возможность «сидеть у ног» авторитетных служителей братства, учиться у них. Именно там во многом было сформировано мое богословие. Помимо этого много занимался самообразованием. Помню, как вместе с группой молодых энтузиастов в середине восьмидесятых годов мы занимались изучением греческого языка по рукописной (!) копии учебника Дж. Грешема Мейчена («Учебник греческого языка Нового Завета»).

После окончания в 1994 году Даласской богословской семинарии я стал преподавателем в только что образованной Московской богословской семинарии ЕХБ. В силу того, что я посвятил себя преподавательской деятельности, вопрос о докторантуре был естественным пунктом в моей повестке дня.

Почему Фуллер? У меня был выбор – вернуться в Даллас или попробовать себя в новой академической среде. Фуллеровская семинария, по моему, в большей степени, чем другие школы, сориентирована на то, как нести «неизменное Евангелие изменяющемуся миру» (девиз семинарии); она не боится экспериментировать, искать новые формы и методы служения адекватные условиям постмодернистского мира XXI века. Сейчас, спустя годы, все больше убеждаюсь, что мой выбор учебного заведения был правильным.

Чем уникальна система обучения на докторантуре в США и конкретно в Фуллеровской семинарии? Как она организована?

Программа строится в два этапа. На первом студент должен пройти четыре семинара (три семинара в основной сфере специализации и один в смежной). На освоение каждого семинара отводится один триместр (в Фуллере практикуются три 10-недельные сессии вместо двух 15-недельных). Семинарское занятие означает активное соучастие студента в процессе образования. Безусловным вызовом для меня была необходимость осваивать в короткий срок сотни страниц чтения для подготовки к семинару. По завершению семинара каждый студент должен был представить исследовательскую работу по выбранной теме объемом не менее 20 страниц.

Помимо четырех семинаров, студент должен сдать экзамены по 3 языкам: двум современным и одному древнему (это, не считая новозаветного греческого и древнееврейского языков). На освоение трех языков дается еще три сессии.  Мне пришлось изучать немецкий, французский и латинский языки. Помогло мне отчасти то, что немецкий и латинский языки я начал изучать, еще будучи в Москве. Какова степень владения этими языками? Конечно, относительная. То, что по каждому языку приходилось писать реальный письменный экзамен, это правда. Но при работе с диссертацией приходилось не раз прибегать к услугам профессиональных переводчиков. Завершается первый этап учебы сдачей 3 письменных экзаменов в основной области специализации. После успешной сдачи экзаменов, студент переходит в статус “Research Scholar” – соискателя докторской степени.

Второй этап обучения в докторантуре начинается с написания  20-страничной работы, в которой необходимо сформулировать тему диссертации, представить ее актуальность, методологию исследования, предлагаемую научную новизну и предварительный список используемой литературы. На подготовку такой работы отводится один год. После одобрения работы Ученым советом ВУЗа студент может приступает к непосредственному написанию диссертации. Его работу курируют два научных руководителя. Объем диссертации – не менее 50 тыс. слов, но и не более 90 тыс. Общий срок обучения в докторантуре – 8 лет. При наличии извиняющих обстоятельств, докторант может ходатайствовать о продлении срока обучения.

После одобрения представленного тезиса диссертации я решил вернуться домой в Москву, полагая, что смогу успешно продолжить работу. Как я понял очень скоро, это было ошибочным решением. Я, что называется, выпал из контекста! Даже не будучи серьезно загруженным в служении, я никак не мог сосредоточиться на написании финального проекта. Приходилось дважды в год уезжать в США на два-три месяца для работы в библиотеке. Другими словами, мой совет студентам-докторантам: имеет смысл проделать всю работу до конца, а затем возвращаться домой! Правда, каждый дополнительный год, проведенный за рубежом, делает проблематичным вопрос возвращения на родину.

Можете вспомнить, чего Вы ожидали от докторантуры до начала учебы и что на самом деле получили?

Каковы были мои изначальные ожидания? Безусловно, ожидание восторга и интриги от соприкосновения с уже знакомым и незнакомым миром библейского текста. Не раз в процессе учебы ловил себя на мысли о том, что обучение в докторантуре начинается с известной фразы: «Забудьте все, чему вас учили до сих пор». В определенном смысле, это действительно так. Ты как бы учишься заново слушать и понимать библейский текст во всем его многообразии. Если на предыдущих уровнях цель обучения часто сводилась к усвоению «правильного» смысла текста, то обучение в докторантуре учит тебя слушать библейский текст, не прибегая к услугам догматических или конфессиональных установок. Думаю, уместно провести аналогию со светской школой. В начальной школе мы учимся незыблемым константам, априорным истинам. На начальном этапе мы точно знаем, что параллельные прямые никогда не пересекаются. Но это вовсе не так с точки зрения теории относительности. Так и в богословии. Обучение в докторантуре делает, с моей точки зрения, веру более осознанной, зрелой, свободной от ложных подпорок «незыблемых» констант.

И еще. Необходимо помнить, что обучение в докторантуре – изнуряющий, изматывающий, монотонный труд. Признаюсь, что несколько раз меня посещала мысль о том, чтобы сойти с дистанции. Есть простое правило, которому, увы, я не всегда следовал сам: «Ни дня без строчки!». Пусть немного, но каждый день! В противном случае можно навсегда застрять в цейтноте. Если вы попадете в цейтнот, вспомните мои слова: “Если это смог сделать Сергиенко, значит смогу и я!”. Надеюсь кому-то этот совет поможет.

Как обучение на докторской программе изменило Вас, Вашу жизнь и служение? Чему Вы научились в духовном, личностном или профессиональном плане?

Смею надеяться, что обучение в докторантуре положительно сказалось на моем духовном формировании. По-моему важно, чтобы пребывание в академической среде не происходило в отрыве от церковной жизни. В моем случае процесс обучения в семинарии сопровождался пасторской работой в одной из славянских церквей Лос-Анджелеса. В настоящее же время я занимаюсь преподавательской работой в семинарии и наряду с этим продолжаю трудиться в качестве пресвитера церкви ЕХБ. Стараюсь, чтобы преподавание и проповедование звучали в одной тональности.

Согласно выражению апостола Павла, «знание надмевает» (1Кор.8:1). Об этом надо помнить всем, кто идет путем умножения знания. Для меня процесс обучения был смиряющим напоминанием об ограниченности моих познаний и способностей. Одновременно с этим, сегодня я могу без ложной скромности сказать: «Я кое-что знаю в этой области науки». Первый признак некомпетентности собеседника для меня выражается в его претензии на всезнайство. Бойтесь человека, который готов ответить на любые вопросы!

Как бы Вы охарактеризовали человека-обладателя титула “доктор”? Что значит для Вас именоваться “доктором”?

В средние века титул “доктор” означал право быть учителем. Здесь уместна прямая аналогия с доктором-медиком. Квалифицированный учитель всегда должен учитывать контекст преподавания. Принцип «не навреди» в равной степени применим и к человеческим душам. Как писал апостол: «Смотри, чтобы от твоего знания не погиб немощный брат». С другой стороны, призвание учителя – не просто “льстить слуху” или произносить банальные истины, а в том, чтобы вести ученика тернистой тропой познания. А это требует и терпения, и мужества. Степень доктора обязывает к ответственной и квалифицированной передачи знаний от учителя к ученику.

Обладание степенью доктора обязывает к постоянному поддержанию самого себя в «форме». Учитель, который сам утрачивает способность учиться, теряет свою квалификацию. Последнее дело – прибегать в качестве аргумента к словам: «Я доктор богословия, а ты кто?»

Какой совет Вы дали бы людям, которые только хотят или собираются обучаться по докторской программе?

Хочу напомнить слова из послания Иакова: «Не многие делайтесь учителями» (Иак.3:1). Однако, с другой стороны, в евангельском сообществе есть большая потребность в здравом учении и квалифицированных учителях. Если вы мечтаете об обучении на докторской программе, постарайтесь честно ответить самому себе: «Для чего мне это нужно»? Хотите ли вы использовать деньги спонсоров (это весьма дорогостоящее дело), чтобы потихоньку «слинять» в землю обетованную? Преследуете ли вы цель приобрести знания, чтобы потом посмеяться над невежеством отцов-основателей той традиции, в который вы были воспитаны? Готовы ли вы провести несколько лет в изнуряющем исследовании, ценность которого не оценит большая часть ваших друзей и знакомых? Готовы ли вы, чтобы ваша жена и дети сделались на долгие годы заложниками вашего обучения? Взвесьте все «за» и «против». И если все-таки доводы «за» превалируют над доводами «против», дерзайте! Кто «докторства» желает – доброго дела желает!

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Photo Credit

© 2017 “Христианский мегаполис”. Материал опубликован с согласия автора.

Примечание: Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственности за личную позицию авторов статей, точность и достоверность использованных авторами источников и переписку между авторами материалов и читателями.

При цитировании материалов портала “ХМ” в печатных и электронных СМИ гипер-ссылка на издание обязательна. Для полной перепечатки текста статей необходимо письменное разрешение редколлегии. Несанкционированное размещение полного текста материалов в печатных и электронных СМИ нарушает авторское право. Разрешение на перепечатку материалов “ХМ” можно получить, написав в редакцию по адресу: christianmegapolis@gmail.com.

Ростислав Ткаченко

Ростислав Ткаченко

Преподаватель богословия, публицист. Докторант теологии в Евангелическом богословском университете (ETF - Бельгия).

More Posts - Website