В когтях ужасного бога? (часть 1) Виктор Шленкин отвечает Юрию Стасюку

В когтях ужасного бога? (часть 1) Виктор Шленкин отвечает Юрию Стасюку

От редакции: Предлагаем Вам материал Виктора Шленкина, докторанта богословия, ассистента профессора Университета Цюриха (Швейцария) в ответ на интервью Юрия Стасюка редактору “ХМ” Олегу Турлаку, ранее опубликованное на нашем портале.

От автора: 11 января 2016 года на портале “ХМ” было опубликовано интервью Юрия Стасюка [1]. Он же, по совместительству, экс-христианин, который благодушно согласился поделиться своими переживаниями по поводу своего ухода из христианской евангельской веры. Я вполне допускаю, что являюсь не единственным, кто пишет ему сейчас ответ (не бедно же славянское евангельское общество на апологетов – рыцарей веры?). Однако надеюсь, что редакция сможет опубликовать работы всех авторов, которые пожелают отреагировать на его «прощание» с христианством.

Читать интервью Ю.Стасюка

Смотря со своей колокольни, я бы отметил несколько характерных моментов, которые почти сразу бросаются в глаза при чтении интервью. Замечу сразу, что ни один из этих аспектов сам по себе не является решающим и самодостаточным. Во-первых, Юрий, я так понимаю, не является профессиональным библеистом (об этом см. ниже). Второе, он принял крещение в славянской церкви пятидесятников. Третье, он называет себя одновременно (!) атеистом и агностиком (Цитата: «Я очень хотел верить, у меня есть это желание даже сегодня, но после того, как в ответ на мои вопросы все, что я получил, была тишина, я втайне признал, что я агностик, атеист»). И, четвертое, он так и не приводит существенного (не путать, конечно, с «вещественным») доказательства или довода в пользу несуществования Бога.

Читать 2 часть

Итак, помним, что ни один из этих моментов не является самодостаточным. Но, взятые вкупе, они могут пролить свет и в каком-то смысле послужить объяснением, почему Юрий поскользнулся в своем эпистемологическом поиске Бога и отскочил в туннель неверия. Мне не терпится написать ответ Юрию еще и потому, что я сам недавно формулировал и переформулировал свои заметки на соответствующую тему. Прошу прощения, если читатель и, конечно, Юрий отметят для себя некие иронические колкости. Напиши здесь своеобразный вариант научной статьи – не жди того, что ее кто-то прочитает из более широкой аудитории.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ОДНАЖДЫ Я ПЕРЕЧИТАЛ БИБЛИЮ И МЕНЯ ОСЕНИЛО… 

Нельзя не поблагодарить Юрия за его искренний, трогательный рассказ о приходе к Богу, крещению, а также за повествование о неразрешимых попытках найти ответы на тревожные вопросы. Большинство, если не все христиане, интересуются ими и по сей день. Так можно объяснить и многотиражные издания апологетической литературы. Наверное, в каком-то смысле, тут нет ничего нового. Лично мне жаль, что в жизни Юрия не оказалось опытного наставника, некоего диалогового партнера, который смог бы ему помочь в исследовании тех вопросов, о которых он пишет. Ведь он мог подойти к этому вопросу более тонко и основательно.

Следовательно, мы имеем пункт 1. Юрий не имеет богословского образования, а светское (в области коммуникации в Thomas Edison State University) [2].  Его размышления не носят систематического характера, а где-то весьма эмоциональны. Хотя он говорит о том, что поступил в семинарию на магистерскую программу по библеистике, он не уточняет, окончил он ее или нет, является ли эта семинария топовой или консервативной, академической или церковной, то есть годной для профильной подготовки проповедников. Судя по тому, что он читал энциклопедию Нормана Гейслера (Norman Geisler) (!) – верно скорее второе. Конечно, кто-то скажет, что Брат Эрман (Bart Erhman) тоже является топовым библеистом, который, тем не менее, отошел от веры. И Эрман  не единственный, конечно. Между ним и Юрием в этом смысле есть много общего…  Эрман, однако, исходит в своей критике христианства скорее не из вопроса теодицеи, хотя он тоже для него важен, а из-из критических представлений о библиологии.

Тем не менее, именно пункт 1 вполне объяснимо вписывается во второй: Юрий происходит из славянcкой евангельской традиции, где богословское образование среди служителей, мягко говоря, является в принципе нехарактерным явлением. Служители, в лучшем случае, проходят курсы, но не занимаются теологией профессионально как, например, в епископальной, лютеранской или реформатской традициях. То же самое истинно для Барта Эрмана, который получил свое первое образование в фундаменталистском институте Муди (Moody Bible Institute) [3]. Так повелось, что Барт имеет своих оппонентов, а Юрий в моем лице получил своего – славянского, русскоязычного, по хорошей цене…

Наверняка, многие знакомы с феноменом «недополучения» теологического образования еще по России, Белоруссии и Украине. Да и вообще, по бывшим республикам СССР. На эту тему пролито уже столько “крокодильих слез”, что задерживаться на этих двух скорбных для прогрессивной общественности пунктах я бы не стал. Прошло 25 лет после разрушения «империи зла», а у евангельских христиан в плане подготовки кадров “воз и ныне там”. Заметьте, Юрий чистосердечно признается, что, даже будучи эмигрантами, некоторые украинцы или русские чувствуют себя по рангу выше американцев, только потому что они “верующие” и происходят из «славянского контекста». Ну, разве не абсурд? Следовательно, фундаменталистская среда (а я это сам знаю по опыту) изначально не благоприятствует таким христианам. Критическая масса вопросов настигла в данном случае в сознании верующего такого пика, что ее “коротнуло”. Из пепла вышел «Человекус Агностикус». Теперь он пугает всех в округе. Этой среде, кстати, как и сам Юрий признается, не хватает самокритики, а, раз так, она не всегда способна генерировать идеи и ответы, которые бы соответствовали контексту времени. Заметьте, какие порой чудовищные комментарии оставляют некоторых “церковные” читатели к интервью Юрия. Разумеется, это отличное подтверждение ему самому, что он не ошибся с верностью избранного пути…

Еще раз напомню, что эти два пункта пока еще не являются самодостаточными аргументами, которые якобы разваливают или должны развалить, как карточный домик, мировоззренческую систему Юрия. Многие интеллектуалы отрекаются от христианства и религии. Но идем дальше.

Третье. Юрий идентифицирует себя как агностика и атеиста одновременно.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ТО ЛИ НЕЖНЫЙ УТЮГ, ТО ЛИ РАСКАЛЕННЫЕ СЛИВКИ…

Почему для нас принципиально важно различать эти два понятия: атеизм и агностицизм. Если человек называет себя агностиком, говоря по-простому, он признается тем самым, что «не знает, есть Бог или нет». В то время как атеист утверждает: “Я знаю, что Бога нет и вот мои доказательства! (перечень вещдоков)”. А в чем проблема с атеизмом? Проблема в том, что атеист, тем более воинственный, не может этого сделать по определению. Если он это сделает, тогда он сам в каком-то смысле становится богом. Другими словами, для того, чтобы доказать, что невидимого, трансцендентного Бога не существует, нужно обладать всеми исчерпывающими сведениями и знаниями, что Бога нет. Необходимо залететь дальше Плутона, дальше чем залетал космический аппарат New Horizons, нужно перебрать все кольца Сатурна и рассмотреть все другие созвездия – не спрятался ли где-то там этот «старик с бородой». А мы в этом случае даже говорим не о старичке, а о невидимом высшем и недоступном Боге, который «обитает в невидимом свете» (см. 1 Тим.6,16). Говоря другими словами, Юрий не может доказать, что Бога нет. Наличие пары седых волос ничего не доказывает. Он не в состоянии предоставить Бога, так как у него попросту нет соответственного профильного оборудования.

Читать ответ В.Манжула на интервью Ю.Стасюка

Собственно, христиане тоже не могут доказать обратное. Поэтому грамотнее будет сказать, что христиане (как и атеисты) приводят только разумные “доводы” в пользу или против существования Бога. В остальном играет фактор веры. В этом смысле атеизм не менее догматичен, потому что его сторонники тратят уйму времени на «доказательства» того, что невозможно доказать. Они всерьез (!) убивают время на борьбу со сверхъестественной силой, как некие фанатики НЛО, которые съезжаются на своих авто в пустыню Невада и ловят там радиоволны. И в этом-то их догматизм, что они берут на вооружение «абстрактность», при помощи которой некоторые, судя по слухам, строят свою карьеру. Однако, в нашем случае не понятно, какой позиции придерживается именно Юрий. Ведь он еще и агностик…

Тогда в чем проблема с агностицизмом? Да, положение агностика довольно комфортабельно. И очень странно, что Юрий не идентифицирует себя именно с ним, но скромно обозначает себя агностиком-атеистом. В чем же тогда комфорт? Удобство в том, что агностик стремится уйти от полемики «Есть Бог или нет». Он как бы откладывает принятие решения об этом вопросе. Агностик говорит, «Я не знаю… не судите строго. Мне сейчас нужно ребенка забрать из садика, куча дел, простите». И улепетывает. В каком-то смысле агностицизм является формой скептицизма. Дело не в сути вещей, а в философских допущениях и предубеждениях. И вот, агностик, подняв палец вверх и закатив глаза, заявляет: «Меня не волнует чья-то вера или неверие, я просто хочу мира и добра». То есть, агностик отбрасывает метафизику за ненадобностью и укрывается в крепости, построенной из секулярных и гуманистических предпосылок, которые скорее имеют отношение к светской толерантности и допущению свободного рынка идей.

Что же мы имеем? Агностик, действительно, – это разочарованный материалист, уставший от философии и аргументации. Однако, Юрий нас держит в напряжении на протяжении всего интервью до самого последнего предложения. Вот-вот, нам кажется, он вытащит из черного цилиндра белого кролика, достанет свой сокрушительный аргумент и..? И мы все еще ждем этого, так как его маневры вроде как тянут на атеизм, но наши ожидания совсем не полны надежд, так как он одновременно скрывается под мантией агностика. В конце концов, он-таки приходит к самому важному доводу против существования Бога, но… тем самым отказывается от претензий агностика.

Что я хочу всем этим сказать? Юрий Стасюк, как видится, сам еще не определился под каким командными цветами ему выступать: то ли за «Ред Сокс» (Red Sox),  то ли за «Янкиc» (Yankees). Простите меня за иронию, но ситуация выглядит именно так. А какой аргумент Юрий привносит в эту интереснейшую дискуссию? Здесь нужно поднапрячься, поскольку он, в силу стилистических и стратегических соображений, не объявляет читателю свой тезис в самом начале (более того, он всего лишь отвечает на вопросы). Наконец, он замечает: “Я начал задавать себе вопросы о вопиющих злодействах, убийствах,  и насилии, которые, кажется, совершались с одобрения Бога”.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. БОЖЕ, КАК ТЫ ТАК МОГ? – А, ВОТ, МОГ…

Минуточку! Заметьте, что загвоздка интервью, которая была объявлена в самом начале статьи, сводится к тому, что Юрий перестал верить в Бога. Однако, он не столько рассуждает на тему доводов против или за Бога, сколько признается, что так и не нашел ответа на неразрешимый вопрос всех времен и народов, то есть на вопрос «теодицеи» [4] (это слово в статье не встречается).

Дело в том, что сам феномен теодицеи (концепция, согласно которой актуален вопрос: как может существовать любящий Бог ввиду очевидного зла, которое происходит в мире) им детально не рассматривается. Дьявол кроется в деталях и общее впечатление от статьи (вероятно, вполне субъективное) такое: “Я, Юрий, прежде евангельский служитель и интеллектуал, в какое-то время осознал, что Бог Ветхого Завета злой, а Бог Нового – хороший. Этот неразрешенный философский конфликт так въелся в мое сознание, что я даже перестал ходить в церковь и верить в Бога. Давайте это обсудим”.

Но все не так. Дело вот в чем. Тот факт, что Бог Яхве ведет себя в Ветхом Завете как Бог-Воин израильского племени ни в коей мере не является доказательством того, что Бога нет. Это даже не может подвести читателя к идее, что Бога скорее всего нет. Другими словами, приказ Бога “мочить” детей Вавилона о стену не имеет прямого отношения к доказательству, что Бога нет. Но это также не доказывает обратное. Это то же самое, что говорить преступнику-убийце, который ночью перерезал чью-то семью, что его попросту нет! Почему? “Потому что мы-то считали его нормальным, а он в сухом остатке оказался чертом рогатым…”

На самом деле, если бы даже Бог оказался вселенским злодеем, бьющим нас по своей прихоти днем и ночью, – это еще не доказывает, что такого космического Маньяка не существует. Он мог бы избивать нас днями и ночами, ставить капельницы, переливать испорченную кровь и продолжать все это по-новому. Злой Бог только бы и доказывал, что Он злой каждый час и день нашей жизни. Но признайтесь, глупо говорить, что Бога нет, если Он нам не посылает ключей от «Мерседеса». Также глупо говорить, что Бога нет, если Он не отвечает на наши молитвы. Совсем по-другому можно в этом случае сказать (и вполне богословски): «Мы верим, что Бог не дает нам ключи от «Мерседеса» и совсем не отвечает на наши молитвы». Тут должен напрашиваться другой вопрос и иная реакция: что нам тогда, несчастным, в этом случае делать?

Необходима ясность. Человек не может сделать себя красивее, выше и сильнее. Мы не можем сделать себе Бога—того Бога, который нам открылся в истории Израиля—любвеобильней и добрее. Мы имеем дело с текстами Двух Заветов. С тем, что нам открыто. И отсюда нам надо «плясать». Принимайте это или отвергайте. Ваш выбор. Даже Давид прекрасно понимал, что Божество ему лично ничего не должно. Поэтому он пел, рассматривая Вселенную: «Зачем тебе дался этот человек, что ты еще помнишь его?» (Пс.8,4-5). Его вера формировалась не благодаря заповеди: «люби от всей души врагов», а благодаря его религиозному чутью! То есть, вере. Ввиду таких неразрешимых, казалось бы, интеллектуальных вещей мы должны ставить вопросы иначе. Например: Я разочаровался в христианстве и стал буддистом, мусульманином или поклоняюсь с сего момента Макаронному Монстру [5]. Юрий мог бы признаться, что ушел из христианства и молится с тех пор у себя дома некоему Невидимому Правильному Доброму Богу. Но то, что Бог открылся в истории Израиля как племенной Воин и Каратель – не имеет прямого отношения к теизму. А если говорить о теизме, необходимо отбросить на время вопрос жанровых особенностей Ветхого Завета. Следовательно, Юрий так и не привел примеров против существования Бога, а лишь посетовал на тот факт, что «многие современные блогеры» приходят в шок от того, почему свирепый Бог в Ветхом Завете повелевает «убивать котиков».

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ. ПОЧЕМУ КОТЯТА БУДУТ ЖИТЬ

В заключение, я хотел бы поделиться своим пониманием ситуации. Проблема, как мне представляется, в том, что «славянская форма евангельского христианства» со своим анти-интеллектуальным “заваром” находит на вызовы времени как “коса на камень”.  И то, отчасти. Книжный богословский и философский рынок США невероятно заполнен. Даже в России и Украине есть масса литературы по соответствующей теме. Можно обзавестись книгами не только агностиков, но и христиан-теистов. Однако, Юрий, который приводил в пример эффект Даннинга-Крюгера совершил на мой взгляд упущение. Он, собственно, сам не провел должного исследования по теме. Это особенно вытекает из его само-идентификации: атеист-агностик, пилот-танкист, охотник-вегетарианец, трезвенник-винодел. Это неофитство «агностика атеиста», произведенное критическим рассмотрением некоторых библейских текстов, мне хорошо знакомо.

Лично я часто встречал людей (и читал о таковых), которые отходят от веры или переходят в другую. Вызовы, подобные тем, что пережил Юрий, меня укрепили. Укрепляют и других. Но, как мне кажется со стороны, он воспринимает ветхозаветные повествования, как если бы он прочитал какого-то условного Гейслера, только наоборот – безбожника. Однако, он так и не смог прочитать другую уйму книг, которые не оставляют от его доводов и “мокрого места”. Почему я так сужу?

На самом деле, кроме “проблемы теодицеи”, в Библии есть масса других “проблем”. Да, что там Ветхий Завет? В Новом Завете полно пассажей, которые не вяжутся с фундаментализмом Юрия и многих других евангельских христиан. Однако, Юрий об этих местах не знал или, по всей видимости, до сих пор не знает. Как новозаветник (этой мой профиль на сегодняшний день) перечислю навскидку некоторые другие проблемы: например, синоптическая. Почему между апостолами Матфеем, Лукой и Марком существует глубокая литературная зависимость? Да, что там говорить… и в Новом Завете в Книге Откровение Иоанна Богослова Иисус как Господь-Логос спускается с железным жезлом и острым мечом, чтобы пасти и поражать народы (!?). Далее, история заканчивается тем, что налетают птицы и пожирают трупы всех, кто лег на поле брани. А как можно прокомментировать ситуацию с Ананией и Сапфирой, которые «прижали» при себе часть денег от проданной земли? Петр в духе Иисуса Навина – этого еврейского полевого генерала – навлек на эту семейную пару скорую смерть. Апостол Павел угрюмо писал коринфянам, что многие из них немощны и умирают именно потому что не разделяют его воззрений о святости и единстве – так, и только так, в духе ветхозаветных пророков.

Таких примеров можно найти много. Но что я хочу сказать при этом? Дело в том, что Ветхий Завет состоял из книг, которые ранняя церковь, включая апостолов, считала своими писаниями! И при этом они не испытывали таких теологических проблем, которые мы испытываем сегодня, потому что Zeitgeist (дух времени) поменялся. Мы живем в цивилизованном (я говорю главным образом об Америке и Европе) обществе, где ценится жизнь человека, его права и свободы. И вся ирония в том, что эти ценности выросли из христианства, которые укрепили гуманистические представления о жизни, а эти представления (!), в свою очередь, заставляют Юрия и его друзей покинуть церковь. Гм. Круг замкнулся.

Еще раз повторю: христианская этика оказала влияние на гуманистические представления общества и Юрия в такой степени, что он, в сердцах, раскритиковал обратную сторону Библии: Ветхий Завет, который, в свою очередь, повлиял на авторов Нового Завета. Этот круг, а также непоследовательность Юрия, являются в каком-то смысле забавными…

Далее, по перечню мы можем перечислять другие «проблемы» только Нового Завета: почему Матфей (27,9), цитируя Иеремию, на самом деле, ссылается на Захарию (11,12)? Почему Марк, цитируя Исайю (1,2 – в древних манускриптах читается: «как написано у Исайи-пророка»), приводит текст из Малахии (3,1)? Почему Павел, который утверждает, что Иисус воскрес «на третий день по Писанию» не приводит никакой цитаты? А ведь, собственно, в Ветхом Завете нет ни одного стиха, который подтверждает, что Иисус воскреснет на третий день. Почему Лука говорит, что Павел после своего обращения пошел сразу в Иерусалим (Деян.9,20-26), а сам Павел утверждает, что это было только через много лет? (Гал.1,15-18). Бр-р…

Дело в том, что список можно продолжать.  Однако, заметьте, что Юрий фокусируется именно на проблеме теодицеи, тогда как синоптической проблемы – в той форме, как она существует в библеистике, – он не касается вообще. Между прочим, она вызывает в ученых кругах не меньше вопросов, а ответы, честно сказать, не всегда радуют церковную аудиторию. В принципе, люди в своем большинстве всегда в любом коллективе делятся на ведомых (70-80%) и ведущих (30-20%). И проблема в том, что Юрий совершил переход во вторую группу, правда, с некоторым ущербом для своего богословия.

Однако, как можно жить с такими вопросами? Меня и Юрия объединяет убеждение, что современный читатель должен по поводу этих текстов вести какой-то внятный дискурс. Только беда в том, что Юрий – теряет свою веру, а другие, по мере своих возможностей, формулируют ее в диапазоне новых знаний и опыта. Вера Юрия – своего рода фундаменталистский разлив помноженный на упрощенную картину мира, что Библия-де свалилась в золотом переплете с неба. Конечно, я отчасти иронизирую, и Юрий здесь захочет протестовать. Его право. Но в этом упрощении имеется определенный перл. Библия для фундаменталиста – это не столько исторический и литературный памятник, сколько Слово Самого Бога, как Оно выходит из уст Яхве (см. библиолатрия [6], где также играет серьезную роль такое понятие как наивный библецизм). И если это не так – а получается, что не совсем и не всегда так – у фундаменталиста крушится все мировоззрение (как в случае Юрия). Религия без Суперкниги, как получается, функционировать не может (а как же Адам и Авраам???). Это еще не означает, конечно, что Библия всего лишь «исторический документ» (наверное, в другом месте я буду доказывать этот пункт, но не здесь). Для церкви Библия является Словом Божьим и Священной Книгой в том смысле, что через нее нам говорит Святой Дух. Тут-то и кроется задача теолога креативно и научно объяснять такие понятия как Дух, Библия, история, священная война, вдохновение, истина, ложь, душа и проч. Однако, если для фундаменталиста, как я упомянул, “Альфа” превращается в “Бету”, то он переживает своего рода мировоззренческий кризис. Новые вопросы не укладываются в систему координат и образование предыдущего поколения. Получается, что для фундаменталиста объектом веры служит Библия, тогда как для апостолов и пророков объектом веры был Бог и посланный Им Иисус Христос. Ни в одном древнем символе веры не сказано, что вера утверждается на истинном понимании сути и природы Писаний. «Бог нам оставил Себя», – учил Александр Мень, «а не книгу». Иаков боролся с Богом, а не с учебником по Систематическому богословию. Так что, мы верим в Бога не потому, что мы сформулировали истинное представление о Библии и богословии, а потому что человек по своей природе есть религиозное, то есть, высокодуховное существо. Большая часть людей приходит в церковь не из-за Книги, а потому что нуждаются в прощении, будущем, надежде и любви. О Библии, как ни странно, они узнают позже.

На сем я хотел бы остановиться и попрощаться с Юрием. Я не жду его обращения обратно в христианство. В этом, может быть, колком и ироничном ответе я хотел бы только указать на некоторые несостыковки. О них полезно знать другим читателям. Но если бы кто-то пожаловался, что мой ответ является неполным, я только лишь скажу, что Священная История Библии – это история взаимоотношений Бога и человека, история созревания человеческого общества, когда Образ Божий постепенно калибровался в сознании и духе человечества. Ведь и Христос родился не сразу. Его откровение было записано и передано поколениям людей при помощи литературных и исторических конвенций, которые играли важнейшую роль при записи священной истории. И, что самое главное, конвенции меняются, а грешный человек остается грешным. Важно то, что Бог всегда остается святым и милостивым.

Читать 2 часть

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Ю.Стасюк, “Путь от веры к атеизму. Интервью (часть 1)”. Интервью взял О.П.Турлак. Христианский мегаполис (11.01.2016). http://www.christianmegapolis.com/путь-от-веры-к-атеизму-интервью-редакт/ (Доступ: 20.01.2016).

[2] Информация взята из личной страницы Ю.Стасюка в Facebook. https://www.facebook.com/yuriystasyuk?fref=ts (Доступ: 20.01.2016).

[3] “Bart Erhman.” Wikipedia. https://en.wikipedia.org/wiki/Bart_D._Ehrman (Доступ: 20.01.2016).

[4] “Теодицея”. Википедия. https://ru.wikipedia.org/wiki/Теодицея (Доступ: 20.01.2016).

[5] “Пастафарианство”. Википедия. https://ru.wikipedia.org/wiki/Пастафарианство (Доступ: 20.01.2016).

[6] А.Комлев, “Библиолатрия”. Богословие и жизнь (11.09.2009). http://theologian.msk.ru/subscribe/222-bibliolatriya.html (Доступ: 20.01.2016).

© 2016 Виктор Шленкин и “Христианский мегаполис”.

Материал опубликован с письменного разрешения В.Шленкина.

Примечание: Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственности за личную позицию авторов статей и возможную переписку между авторами материалов и читателями.

При цитировании материалов портала “ХМ” в печатных и электронных СМИ, гипер-ссылка на издание обязательна. Для полной перепечатки текста статей необходимо письменное разрешение редколлегии. Несанкционированное размещение полного текста материалов в печатных и электронных СМИ нарушает авторское право. Разрешение на перепечатку материалов “ХМ” можно получить, написав в редакцию по адресу: christianmegapolis@gmail.com.

Виктор Шленкин

Виктор Шленкин

Блогер, публицист. Докторант теологии (Университет Цюриха). Пастор свободной евангельской церкви (Германия).

More Posts - Website

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *